Паранойяльный синдром

Паранойяльный синдром — это в психиатрии патологического состояние психики, основным отличительным признаком которого является наличие первичного интерпретативного бреда (бреда толкования). Термин «первичный» означает, что выявляющиеся расстройства мышления (ошибочное толкование тех или иных событий, явлений) не определяются патологией в других сферах психической деятельности (прежде всего, в сфере восприятия). То есть бредовая интерпретация действительности не является следствием наличия галлюцинаций, псевдогаллюцинаций или иллюзий. Первичный бред характеризуется высокой степенью систематизации (детальной «проработанностью», правдоподобием) высказываемых идей.

 

Симптомы паранойяльного синдрома

Паранойяльный синдром: разновидности и структура
* — наличие бредовых расстройств — основной отличительный признак паранойяльного синдрома при шизофрении от паранойяльной психопатии;
** — наличие «развернутых» идей преследования обычно свидетельствует о параноидном синдроме.

Среди симптомов паранойяльного синдрома по содержанию чаще всего отмечаются ипохондрические бредовые идеи и бред ревности, реже — идеи изобретательства («технические усовершенствования») и реформаторства («социальное переустройство»). Наконец, выделяют сутяжнический (кверулянтский) бред — склонность к жалобам, «правдоискательству» с убежденностью в том, что больные были несправедливо «обойдены», незаслуженно забыты и т. п., а также паранойяльный бред преследования (в этом случае, в отличие от параноидного синдрома, не выявляется псевдогаллюцинаций и других явлений психического автоматизма).

Склонность к детализации (обстоятельность мышления) определяется наличием гипермнезии (избирательным повышением памяти на события, подтверждающие бредовые идеи, при вытеснении из памяти фактов, противоречащих им) и аффективной напряжённостью больных (их неспособностью спокойно, «хладнокровно» относиться к «предмету» бредовых переживаний: при ипохондрических расстройствах — к своему здоровью, при идеях ревности — к поведению жены и т. д.). Следствием гипермнезии и аффективной напряжённости является патологическая стеничность (исключительная, но избирательная активность, «целенаправленность» в реализации бредовых идей или в их «подтверждении», сочетающаяся с отсутствием «гибкости», неспособностью к компромиссам). При этом факты, противоречащие бредовым убеждениям, «отклоняются без рассмотрения».

Идеи преследования при паранойяльном синдроме обычно проявляются переживанием «недооценки», «недопонимания», якобы недостаточно положительного отношения к больному со стороны окружающих, убеждённостью в «ущемлении» его прав. Выявление «развернутых» идей преследования обычно свидетельствует о наличии у больного параноидного, а не паранойяльного синдрома (причём при параноидном синдроме они обязательно сочетаются с явлениями психического автоматизма). О важности своевременного выявления (и адекватной оценки) бреда преследования свидетельствует следующий анекдот.

Беседуют два психиатра.

— Как чувствует себя тот Ваш пациент — с бредом преследования?

— Вы знаете, ему стало намного лучше. Помните, каким он был мнительным, подозрительным, всего боялся? Понемногу, в процессе лечения, он улучшился: исчезли страхи, уже ни от кого не скрывался… Жаль, что его убили.

Наконец, типичным симптомом паранойяльного синдрома является неадекватно повышенная самооценка. Существенно, что этот признак выявляется даже при таких «ущербных» видах бреда, как бред ревности или ипохондрический бред. В этих случаях неадекватность самооценки проявляется в уничижительной оценке окружающих (при бреде ревности подчеркивается ничтожность, недостойность «соперника», а при паранойяльной ипохондрии повышенная самооценка больного часто проявляется в уничижительной характеристике медицинского персонала, оказывающего ему помощь).

Для иллюстрации сформулированных положений ниже приводится следующее пример паранойяльного синдрома.

 

Пример паранойяльного синдрома

Старший лейтенант с паранойяльным синдромом у психиатра

Старший лейтенант ВВ МВД, 31 год.

 

Жалобы

Жалоб не предъявляет.

 

Анамнез

Ранее развитие без отчетливых особенностей, успешно закончил среднюю школу и технический вуз.

После окончания института (в 1985 г.) был призван лейтенантом на службу во Внутренние войска МВД (на 2 года) в маленький отдалённый изолированный гарнизон (охрана «спецобъекта»). Из сопроводительных документов (служебной характеристики) следует, что был назначен на должность командира взвода, однако «в связи со служебной необходимостью» (неукомплектованность должностей ит. п.) сразу должен был приступить к исполнению обязанностей командира роты. На службу, однако, практически не выходил: всё время проводил в гарнизонной библиотеке, конспектируя работы К. Маркса и В. И. Ленина, а также газетные публикации. Командованию объяснял, что «должен срочно закончить важную работу», «в стране идёт перестройка и нельзя медлить», «работает над предложениями по совершенствованию управления системой производства в стране». Через три месяца командиром части ему было сообщено, что «удалось договориться с академиком-экономистом в Ленинграде», которому больной сможет показать свои «работы».

В сопровождении врача части был доставлен в приемное отделение клиники психиатрии ВМедА. При первичном осмотре сообщил врачу, что «был готов ко всему», «знал, что его поймут неправильно», попросил «ручку и бумагу для записей». От приема лекарств категорически отказывался. На отделении ни с кем не общался, целыми днями писал «продолжение работы».

 

Клиника

Ориентирован правильно. Охотно, многословно рассказывает о своих «предложениях по изменению принципов работы предприятий», «подтверждая» их свободным (по памяти) цитированием высказываний классиков марксизма, последних постановлений правительства и т. п. «Увлеченно» обсуждал с врачом «способы совершенствования управления обществом». В процессе лечения эмоциональная «насыщенность» переживаний уменьшилась; перед выпиской соглашался, что «конечно, управление производством — не моя специальность», но от обсуждения последующих планов на жизнь уклонялся, где и кем планирует работать не сообщал.

Приведенный клинический пример, иллюстрирующий паранойяльный синдром с идеями реформаторства, может рассматриваться как подтверждение известного в психиатрии положения: «содержание бреда отражает эпоху» (именно 1985 год, то есть год начала заболевания, явился и годом начала так называемой «перестройки» — масштабных социальных преобразований в стране, сопровождавшихся и своеобразным «взрывом» социально-политической активности населения).


Резюмируя вышеприведенную информацию о паранойяльном синдроме, целесообразно подчеркнуть необходимость особой тщательности и «врачебной настороженности» при оценке состояния больных и оказании помощи лицам с паранойяльными расстройствами (с одной стороны, вследствие сложности выявления этой патологии, а с другой — ввиду непредсказуемости поведения больных с бредовыми расстройствами).

А.В. Рустанович

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *